Петиция109ук.рф
Поэтесса Олеся Стремковская "Вот так врачи нас и убивают"
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

- "И сынок мой смотрит на меня глазками, и две слезинки по личику текут"..... Или про Гестапо в обласном перинатальном центре Владимира.

04.11.2021 Иван Свешников
- Господи, собак уличных лучше зашивают! Такие узлы
- А потом меня чистили, а потом зашивали. Без анестезии. Я в рот кулак засунула, но все равно орала. Думала, что всю руку сгрызу.
- На весь роддом было слышно, как я орала. Я орала, и сынок мой орал от голода. Мне перед чисткой покормить его не дали.

- А она мне: «Что ж ты за мать такая!» и чуть ли не швыряет мне малыша на кровать.
Я кричу «Вы чего творите!», забываю про все, что только что перенесла, пытаюсь вскочить и взять сыночка, и тут меня боль пронизывает.
Заходит врач, говорит медсетре: «Вы что, ей сейчас помощь нужна!»
Медсестра говорит, что пойдет и моего сына смесью накормит.
А я сопротивляюсь, говорю, что нет, я его только грудью кормлю.
Она опять мне его, как собаку, подкинула. Вот лежим на кровати, я с кулаком во рту беззвучно плачу, чтоб соседку не тревожить. И сынок мой смотрит на меня глазками, и две слезинки по личику текут...

- А одна из врачей в меня бумажкой с результатом УЗИ бросила и сказала: «Пиши, куда хочешь, идиотка!»

Алене Скачковой из Владимира всего 19 лет. Роды Алены проходили в областном перинатальном центре Владимира.
Но роды долгожданного сыночка Володи стали самым страшным испытанием в ее жизни. После того, как она побывала во владимирском перинатальном центре, девушка считает, что врачи изуродовали ее физически и морально.
владимирский перинатальныйГинеколог Алены поставил девушке вероятную дату родов на 28 октября. Предполагалось, что девушке будут делать кесарево сечение. У нее есть серьезные противопоказания к естественным родам — зрение -8 и диабет 1 типа. Утром 28 Алена почувствовала тянущую боль в животе, и они с мамой поехали в областной перинатальный центр в Добром.

Алена рассказывает: - "Приехали мы туда в два часа дня. А приняли меня лишь в 18.00. Роддом оказался переполнен. Из-за пандемии беременных перестали принимать в некоторых районных роддомах. Вот и едут все в первый роддом. Палат на всех не хватало, и женщин клали прямо в коридоре.
Когда я поступала в роддом, с ужасом думала, только бы не в коридор положили. Врачи сказали, что у меня слабая родовая активность, надо ждать.
Вскоре начались схватки. По совету врачей я отслеживала промежутки между ними, и когда схватки стали приходить каждые 5 минут, я сказала об этом постовой медсестре. Та вызвала врача, и меня спустили на 1 этаж в предродовую палату.
Я час полежала на контроле сердцебиения ребенка (КГТ). Врачи сказали, что у меня стремительное раскрытие матки. Мне сделали клизму, и врачи приняли решение сделать мне эпидуральную анестезию.
Я не просила обезболивания, но врачи назначили.
Сказали: «Поспишь пару часиков, а мы пока передохнем после предыдущих родов».
И ушли. А я чувствую, что роды вот-вот начнутся, боли страшные.
Я начала кричать, звать на помощь.
Какая-то медсестра прошла мимо и сказала: «Что ты орешь, цирк устраиваешь».
По моим ощущениям, я орала и звала врачей минут 40.
Было очень больно.
Из-за «эпидуралки» ноги и спина онемели, а дикие боли в животе я продолжала чувствовать.
Кричу, что захотела в туалет.
А женщина-медработник мне: «Не может быть, тебе же клизму сделали».
Сует руку, а оказывается, там уже голова показалась!
Позвала бригаду: «Всё, давайте роды принимать».
Пришел и анестезиолог, который мне обезболивание делал. Спрашивает врачей: «А зачем ее вообще обезболивали, когда роды уже идут, когда уже ребенок в родовых путях?»


У меня начали принимать роды. Я тужилась, как могла, но потом у меня не осталось сил. Врачи заявили, что у меня и ребенка стремительно падает давление, что ребенку не хватает кислорода.

- И тут врачи спрашивают: «Кого выбираете? Свою жизнь или ребеночка?» Я прокричала, что конечно ребеночка.
Они сказали, что будут доставать малыша вакуумом. В палату вызвали врачей детской реанимации.
Я увидела, что в палате передо мной человек 20 собралось. К этому моменту мысленно я уже с собой попрощалась, думала только, чтобы жизнь ребеночка спасли.
Врачи надели на меня кислородную маску, внутрь меня засунули какую-то трубку.
Вкололи окситоцин для стимуляции родовой деятельности, посокольку тужиться сама я уже не могла.
Боль была дикая, в маске я наоборот начала паниковать.
Ребеночек вышел на половину.
Медики говорят: «Девушка, мы чуть-чуть покромсаем», и сделали надрез промежности.
А потом одна медсестра резко мне на живот надавила, малыш выскочил, другая его поймала."

Мальчик родился здоровый, вес 3500, рост 50 сантиметров. Сына назвали Владимиром. Но у молодой женщины были постоянные боли в промежности.

Алена рассказывает: - "У меня были боли в промежности, но я думала, что это объясняется сложными родами. Ежедневно были медосмотры.
Я лежала на кровати, врачи просили ставить ноги домиком, спрашивали про выделения, трогали живот, осматривали грудь.
Во время таких осмотров я говорила про пронизывающую боль, про постоянный дискомфорт внутри. Но врачи просто смотрели в карточку и уходили.
Потом несколько раз подходила на пост, спрашивала, не нужны ли мне какие-то дополнительные медицинские процедуры. Отвечали, что не нужны.
Мне делали УЗИ, говорили, что результаты нормальные, матка в порядке. Готовили к выписке 1 ноября. Но очередное УЗИ показало что в матке началось сильное воспаление. Поставили капельницу, чтобы мышцы сокращались и выталкивали все ненужные скопления. Но ситуация ухудшилась.
Из-за нарастающих проблем дата выписки постоянно откладывалась.

Алена рассказывает: - "И вот меня повели на кресло, чтобы взять анализ мочи через катетер. Я села, и тут медсестра посмотрела удивленно и спрашивает: «А у тебя швы?»
Меня этот вопрос обескуражил. После родов мне  наложили более 20 швов, о которых, оказывается, в послеродовом отделении никто не знал. Во время ежедневных обходов и беглого осмотра швов никто не заметил. Медсестра позвала заведующую.
Она тоже очень удивилась: «А что здесь делают швы?»
Оказалось, что швы начали расходиться, там все загноилось, ткани стали рыхлыми, воспаление ушло в матку.
И тут врач попыталась переложить ответственность на меня, стала спрашивать, а почему я не говорила про швы, почему не просила их обработать, не говорила про боли?
А медсестра ей возразила: «Да она же жаловалась, и во время обходов, и на пост приходила, говорила...» А врач заявляет: «Ну как бы мы обрабатывали швы, если в карте Скачковой не написано, что они есть!»

Врачи роддома приняли решение снимать швы и делать чистку.

- "Врач, которая делала эту процедуру, очень сочувствовала мне. Она, когда увидела, что у меня там творится, сказала: «Господи, собак уличных лучше зашивают! Такие узлы».
Сказала, что там у меня все в таком состоянии, что она нитки даже не может подцепить инструментом.
Говорит: «Аленушка, потерпи, пожалуйста, я руками вынуждена буду нитки вынимать.
Прости, но я не смогу по-другому».
Страшно очень. И боль невероятная.
А врач вынимает нитки и вдруг с нитками достает иголку! Медсестра предположила: «Может, это они ее так скрепить хотели, иголкой?»
Кто и что хотел, я не знаю, но стала понятна причина моей боли.
А потом меня чистили, а потом зашивали. Без анестезии.
Я в рот кулак засунула, но все равно орала. Думала, что всю руку сгрызу. Пот с меня градом. А врач сказала, что если результаты УЗИ после чистки снова будут плохие, то швы придется снова снимать, чистить вакуумом и снова накладывать швы."

После этой процедуры медики сказали Алене, чтобы она шла в палату, и ушли. Алена начала спускать ноги с кресла, потеряла сознание и рухнула на кафельный пол.

Алена продолжает рассказ: - "Очнулась я уже в палате с разбитыми коленками. Сынок рядом плачет. Соседка по палате говорит, что меня около полутора часов не было.
На весь роддом было слышно, как я орала. Я орала, и сынок мой орал от голода. Мне перед чисткой покормить его не дали.
А я только грудью кормлю.
И тут медсестра детская заходит в палату и приказывает: "Раздевай ребенка, сейчас его неонатолог осматривать будет".
Я ей: «Не могу я встать».
А она мне: «Что ж ты за мать такая!» и чуть ли не швыряет мне малыша на кровать.
Я кричу «Вы чего творите!», забываю про все, что только что перенесла, пытаюсь вскочить и взять сыночка, и тут меня боль пронизывает.
Заходит врач, говорит медсетре: «Вы что, ей сейчас помощь нужна!»
Медсестра говорит, что пойдет и моего сына смесью накормит.

А я сопротивляюсь, говорю, что нет, я его только грудью кормлю.
И сынок мой смотрит на меня глазками, и две слезинки по личику текут

Она опять мне его, как собаку, подкинула.
Вот лежим на кровати, я с кулаком во рту беззвучно плачу, чтоб соседку не тревожить.
И сынок мой смотрит на меня глазками, и две слезинки по личику текут...
Не выдержала, мужу звонила, рыдаю в трубку и слова сказать не могу. А он сам заплакал от бессилия, что так далеко от меня и не может нам помочь."

После чистки Алене снова сделали УЗИ. Сказали, что это не помогло, и потребуется чистка вакуумом.

- "Но другая врач говорит, что все в порядке, что сгустки ушли, что все теперь намного лучше. Сказала, что я тут умру у них, не перенесу еще одну чистку. И я сказала им, что больше они до меня не дотронутся. Сказала, что буду писать заявление в полицию. А одна из врачей в меня бумажкой с результатом УЗИ бросила и сказала: «Пиши, куда хочешь, идиотка!»
малышПотом к Алене в палату пришла та врач, которая делала ей чистку.

Алена рассказывает: - "Села ко мне на кровать, маска до глаз на лицо надвинута, а в глазах слезы. Видно, что ей очень меня жалко. Спросила, что они могут для меня сделать, сказала, что будут разбирательства, что акушер, которая по халатности забыла в моем теле иголку, будет наказана.
А я ей говорю: «Вы же одна организация! А свалите все на одного человека? Я уважаю врачей, Вас уважаю, благодарна очень, что я жива осталась и сынок мой живой. Но я хочу, чтобы за все, что со мной тут сделали, понесли ответственность.
Что случилось здесь, я никогда не забуду. Я не денег от вас хочу, не компенсаций.
Мне не хочется побыстрее выписаться, как вы все думаете.
Я просто хочу, чтобы здесь больше ни одна женщина не пострадала.
Чтобы все сотрудники к своей работе ответственно подходили.
Ведь когда я жаловалась, можно было потратить минуточку и получше осмотреть меня, и тогда и у меня не было бы таких проблем, как сейчас, и у роддома проблем бы не было".

Алена рассказала нам, что во время пребывания в роддоме увидела, насколько отличается отношение врачей к разным пациенткам.
- "Тут есть платные палаты, 1700 рублей в день, там к женщинам гораздо лучше относятся, с большим вниманием. К своим знакомым врачи тоже иначе относятся. Когда во Владимир приехал министр здравоохранения Мурашко, все суетились, всех социально неблагополучных женщин куда-то подальше запрятали. Он даже ко мне в палату заходил. Но на тот момент я еще не знала, с какими проблемами столкнусь, а то бы я все ему рассказала. Суетились перед визитом министра, а элементарное внимание пациенткам оказать не хотят... Я хочу, чтобы ко всем женщинам в роддоме было одинаковое отношение и внимание."

Врачи сказали Алене, что, вероятнее всего, она больше не сможет иметь детей.
 
Источник: https://progorod33.ru/news/62710
Комментариев (1)
Добавить комментарий
avatar
Маша05 ноября 2021, 06:27
Аж до слез. Какими же тварями надо быть чтобы кидать ребеночка, чтобы издеваться над роженицей, которую никто не может защитить.
Эти продажные суки только жопу могут лизать своему начальству — а на обычных людей им плевать. Творят беззаконие за закрытыми дверями.