Что не смогли сфальсифицировать эксперты, фальсифируют следователи Следственного комитета Саратова
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

Вижу во сне своего сыночка, который говорит "Мамочка, перестань плакать, тебе будет сюрприз"

29.06.2020 Adminuss
Олеся Преподобная рассказывает: " — Я живу в селе Знаменское Знаменского района, роддома у нас нет, поэтому, когда срок подошел, меня направили в Орловский перинатальный центр. Там меня встретили странными вопросами: «Многодетная? Зачем пришла рожать? Для чего? А не хватит тебе?»

- Малыш словно чувствовал беду и не хотел появляться на свет, поэтому роды решили стимулировать. 20 декабря после семи часов мучений врач Игорь Комаров перед окончанием своего дежурства предложил сделать мне кесарево сечение, я согласилась, однако врач Медведева, которой меня передали, как эстафету, не согласилась: «Нет. Троих сама родила и этого родит!»

Тогда я кое-как уговорила медперсонал разрешить мне встать и походить. Это дало результат: ребенок опустился. Меня положили на стол — чувствую, что головка вышла, а дальше — никак. Акушерка кричит: «Надо что-то делать!» Тогда Медведева стала давить локтями мне на живот.
А потом залезла на стол и стала давить уже всем своим весом. Акушерка встала напротив меня и тоже давила, а справа — педиатр и санитарка поддавливала. Это продолжалось минут 10 или 15. Наконец, ребенок вышел.
Закричал не сразу и вяло — это объяснили действием наркоза, который мне сделали накануне. Поднесли малыша. Я его поцеловала… Вскоре мне сообщили, что «что-то с ребенком». Утром сказали, что он в реанимации, причину не объяснили. Я туда ходила, смотрела. Ножки синие, на ручках, животике, на голове — кровоподтеки… К вечеру Сереже стало лучше. Но на следующий день сообщили, что он умер.

Меня в истерике перевели в гинекологическую палату, подальше от рожениц. 23-го принесли свидетельство о рождении, 26-го — свидетельство о смерти. Я прочитала: родовая травма, разрыв намета мозжечка, и поняла, что это их вина.

Оправившись после родов, поехала в Орел искать «хорошего адвоката», чтобы хоть как-то наказать медиков.
— Прямо с порога она сказала: «Я хочу, чтобы все было по справедливости», — вспоминает адвокат Юлия Миназова. — Вообще, практика показывает, что число врачебных ошибок на самом деле велико, но в суд обращаются единицы. Причин тому две. Во-первых, сложный процесс доказывания — ведь мы все, в том числе судьи, не медики. Врачи же проявляют завидную корпоративную солидарность, поддерживая друг друга, а экспертизы нередко бывают «заказными».
Врачи в отстаивании своей правоты дошли до того, что обвинили несчастную мать в том, что она «просто хочет легких денег».
В суде представители Орловского перинатального центра доказывали: смерть ребенка была непредотвратимой. Так, к слову, написано и в «Протоколе врачебной комиссии по разбору случая перинатальной смертности новорожденного». 25 врачей Центра во главе с главврачом Ольгой Пехото пришли к единому мнению: смерть Сережи Преподобного была непредотвратима, поскольку он еще в утробе матери был… инфицирован. «И если бы даже не было родовой травмы, летальный исход был вероятен на 70%», — утверждала врач-ординатор отделения патологии беременности Л. Жидкова. Естественно, не нашли доктора и никаких показаний для кесарева сечения. В общем, во всем виноват стафилококк. И сама Преподобная.

Видя явные противоречия между показаниями, судья Советского района Юлия Самойлова назначила экспертизу в Российском центре судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ. Комиссия в составе двух докторов медицинских наук, двух кандидатов меднаук и судебно-медицинского эксперта отделения по делам о профессиональных правонарушениях медработников заключили - «У новорожденного Преподобного С.С. признаков пневмонии не имелось. Закрытая черепно-мозговая травма в виде левостороннего разрыва намета мозжечка с...кровоизлиянием относится к родовой травме, явилась следствием ненадлежащего ведения родов… консервативным путем при имеющихся показаниях к проведению операции кесарева сечения… Своевременная операция позволила бы избежать черепно-мозговой травмы, явившейся причиной смерти новорожденного».
Суд завершился решением в пользу матери. С Орловского перинатального центра взыскан 1 миллион рублей за моральный ущерб и все судебные расходы Преподобных — стотысячная экспертиза, услуги адвоката, пошлина, услуги на погребение ребенка.
Дальше Олеся рассказывает: "-Оправившись после родов, я уехала в Москву на заработки, устроилась рабочей на автодорогу. И снится мне сон, вижу своего сыночка, который мне говорит: «Мамочка, перестань плакать, тебе будет сюрприз».
— Решила поделиться увиденным с мужем, а он мне говорит: и мне это приснилось. Поохали, поудивлялись, а через два дня узнала, что беременна. Так что я вместе с Кирюшей прошла все суды о Сереже.
Говорят, малыши в материнском чреве все слышат и все понимают. Если так — наверное, он, когда вырастет, будет юристом… Я гляжу на Кирюшу, и мне кажется, что я вижу Сережу. Такой вот Божий подарок. Я и назвала сына по имени святого Кирилла Преподобного — его икона есть в нашей церкви…"
Кирюша родился в городской больнице им. Боткина. Там у Преподобной не спрашивали, зачем ей нужен пятый ребенок, наоборот, поддержали и пригласили «еще».
— Там все бедненько, нет такого оборудования, как в Перинатальном центре, но врачи и акушеры заботливые, внимательные, настоящие профессионалы, — объясняет Олеся. — Но «еще» больше не будет. Большим счастье быть не может. Вот разве что Сережи не хватает…..
Комментариев (0)
Добавить комментарий