Петиция109ук.рф
Поэтесса Олеся Стремковская "Вот так врачи нас и убивают"
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

Уволили изверга Легостаеву и главврача. После этого вскрылась ужасная правда о перинатальном центре Рязани

27.02.2022 Сергей Ворошилов
Изверг, подозреваемый в смерти ребеночка и массовых причинениях тяжелых последствий малышам, заведующая отделением патологии беременности Рязанского перинатального центра Татьяна Легостаева освобождена от своей должности. Решение об увольнении было принято руководством медицинского учреждения.
уволили легостаеву
После разоблачающих публикаций, женщины, которые лежали в перинатальном центре стали отказываться от осмотров Татьяной Легостаевой, а от родов тем более, уезжая в другие роддома.

мало увольнения
Мама младенца, умершего в перинатальном центре Рязани, Вероника Инзина: -«Увольнение -это не наказание! Впереди будет экспертиза и суд».

Также была уволена руководитель перинатального центра Ирина Девятова. На эту должность назначен Александр Терещенко.
новый главврач
Александр Терещенко новый главврач государственного бюджетного учреждения Рязанской области «Областной клинический перинатальный центр»

После возбуждения уголовного дела против врачей за смерть ребеночка и в частности Татьяны Легостаевой. Стали вскрываться чудовищные факты методов работы этого перинатального центра. Женщины рассказывают о ужасах пережитых в этом заведении и о смертях своих деток.


акушеры
СРЕДИ АКУШЕРОВ РЯЗАНИ ГУЛЯЕТ ФРАЗА "ЛУЧШЕ РОЖАТЬ ПОД ЗАБОРОМ, ЧЕМ В ПЕРИНАТАЛКЕ"
 


«Проткнули голову щипцами»
 

Татьяна Легостаева смотрела очень грубо, больно.
Плацента прилипла к ребенку и заведующая пыталась ее от головы младенца отковырять.
Я постоянно теряла сознание, но когда приходила в себя, то видела, как ребенка тянут то вакуумом, то щипцами.
Головка была вытянутая, длинная.
Боялись, что мать увидит и поймет, что тело все переломанное.
Запрещали сцеживать молоко и говорили: не раздаивайся, авось не пригодится.
Непонятно, где мозг, а где кровь – в голове малышки была каша.
Это так ее щипцами тащили, череп насквозь проткнули
Дома у девочки начались приступы эпилепсии и лопнуло легкое.
Сейчас девочке семь лет. Она полностью лежачая, голову держит едва. Искривлена спина, непроходимость кишечника, эпилепсия и ДЦП.

Рассказывает рязанка: –"Мы с мужем ездили и в московские клиники, и в Санкт-Петербург. Врачи говорили: детей у вас не будет, не мучайте ни себя, ни нас. И то, что я забеременела, было настоящим чудом. Мы с мужем так готовились, так старались – мы оба не пьем, не курим, организмы здоровые."

Рязанка отмечает, что во время беременности в 2014 году наблюдалась в роддоме №2, однако на 20-й неделе появился риск выпадения плода и ее направили в Перинатальный центр.

–"Там меня смотрела сама Татьяна Легостаева, смотрела очень грубо, больно. Было принято решение ставить кольцо, так как зашивать было слишком поздно. Кольцо тоже ставила она. Мне тогда показалось, что оно не подходило по размеру.

В Перинатальном центре будущую маму положили на сохранение, и через какое-то время отправили домой. Воды у женщины отошли в конце новогодних праздников в январе 2015 года.

Продолжает свой рассказ рязанка: -"Так как я была сложной пациенткой, меня на скорой сразу отвезли в Перинатальный центр. Срок у меня был семь месяцев.
Согласно всем УЗИ и анализам ребенок был абсолютно здоров. В женской консультации была рекомендация делать кесарево сечение.
Однако Легостаева, осмотрев меня, сказала, что нужно принять выжидательную тактику, так как в животе ребенку всяко лучше, чем в капсуле больничной.
Она уверяла, что это лучшее решение, и дала подписать документы на согласие.
Вода с меня лилась литрами, но Легостаева сказала, что плоду это никак не повредит.
В итоге я пролежала в Перинатальном еще три недели, обливаясь водами ежедневно.
В выписке даже было отмечено, что безводный период 455 часов.
Я пыталась говорить с врачами, выяснить, нормально ли вообще такое состояние, но мне не отвечали.
30 января у меня взяли кровь. После чего сразу прибежала Легостаева и начала меня смотреть.
Она взяла какой-то прибор, похожий на палку, и стала ковырять внутри меня, словно пытаясь что-то отскоблить. Это уже потом я предположила, что скорее всего из-за отошедших вод плацента прилипла к ребенку и заведующая пыталась ее от головы младенца отковырять.
В результате ее манипуляций у меня начались схватки. Родовая деятельность длилась больше 12 часов, хотя в карте мне написали, что всего четыре.
Когда начались роды, ребенок шел сложно, я постоянно теряла сознание, но когда приходила в себя, то видела, как ребенка тянут то вакуумом, то щипцами. Когда девочка родилась, она не дышала.
Я увидела ее и первое, что спросила: почему у нее такая голова? Потому что головка была вытянутая, длинная.

Когда роженица проснулась, она поняла, что игла капельницы выпала из вены и лекарство течет на койку, а кровь струится по руке. Стала звать на помощь врачей, но ее проигнорировали.
Всем мамам приносили детей, и только ей не давали ребенка. Позже выяснилось, что малышка в реанимации. Ей не давали трогать дочь.
Возможно, боялись, что мать увидит и поймет, что тело все переломанное. А самой ей запрещали сцеживать молоко и говорили: не раздаивайся, авось не пригодится. Готовили женщину к тому, что ребенок может умереть.

Рязанка вспоминает: –"В тот день я встретила в коридоре Легостаеву, подошла к ней, сказала, мол, вы же обещали, что все будет хорошо. Она улыбнулась и ответила, что всякое случается. И пошла дальше. А ребенок на второй день впал в кому, у нее было кровоизлияние в мозг. Врачи разводили руками и говорили, что они не знают, как оперировать, потому что непонятно, где мозг, а где кровь – в голове малышки была каша. Потом уже я увидела, что у нее на голове две симметричные раны – до сих пор шрамы от них остались. Это так ее щипцами тащили, череп насквозь проткнули. А мне сказали, что это у нее пролежни.

Постепенно ребенка вывели из комы, провели терапию и выписали домой как ни в чем не бывало. Но уже дома у девочки начались приступы эпилепсии и лопнуло легкое.
Помимо этого, появился ряд других болезней. Дома после выписки мы заметили вывих шеи и смогли его вылечить. А вот вывих бедра поставили только в шесть лет, когда исправить было уже ничего невозможно, и теперь у дочки одна нога короче другой на пять сантиметров.

Сейчас девочке семь лет. Она полностью лежачая, голову держит едва. Искривлена спина, непроходимость кишечника, эпилепсия и ДЦП. При этом мама ребенка утверждает, что никаких генетических заболеваний нет.

– О чем вы говорите, она считай с того света вернулась, сильный ребенок, – говорит мама девочки. – Я обращалась в Следственный комитет, и они даже проводили проверку. Правда, только по документам, ребенка моего и его состояние не смотрели. В итоге сделали вывод: ребенок сам виноват, что таким родился. Я показывала результаты УЗИ, когда девочка еще была в утробе, говорила, что делала процедуру два раза в месяц и ни разу не было показано никаких отклонений. На что мне ответили, что УЗИ может ошибаться. Дело закрыли. А потом уже я узнала, что у Легостаевой муж – прокурор. И все поняла. Но я верю, есть высший суд. И он ее накажет.

Отказ в возбуждении уголовного дела

 

«Зовите батюшку, чтобы покрестить успел»

Я тогда увидела, что на голове у ребенка вмятины, прямо как от пальцев.
МРТ показало, что половина мозга у ребенка погибла, образовались кисты, затылок скошен.
Сейчас у дочери диагноз ДЦП и эпилепсия, ребенок уже инвалид.
Легостаева относится к роженицам как к скотине. Искалечены чужие жизни. Но ей, по ходу, все равно.


Жительница Рязанской области Светлана Блок рассказывает: –"Мы долго пытались забеременеть, но мне ставили бесплодие.. Но чудом я забеременела. Наблюдались мы в Михайлове, по месту жительства, и в Перинатальном центре. Вся беременность протекала нормально, ребенок и я были здоровы. Но под конец срока начались отеки и проблемы с давлением. Врачом было принято решение, что рожать я буду в Перинатальном центре, и 26 сентября 2019 года меня положили на сохранение.

По словам Светланы, осмотр проводила Татьяна Легостаева, которая запомнилась девушке грубым обращением и болезненностью процедуры.
Врач тогда сказала, что роженицу отправят на кесарево сечение, потому что самой справиться будет сложно из-за размеров плода – ребенок крупный.

– 1 октября у меня поднялось давление и сделалось так плохо, что я попросила помощи. Мне дали таблетку от давления и сказали, что записывать прием этого препарата никуда не будут.
На следующий день снова был осмотр, и Легостаева сказала, что кесарево назначит на 3 октября. Но уже накануне у меня отошли воды и меня отправили почему-то в родильное отделение.
Я кричала и спрашивала врачей, почему сюда, ведь мне назначено кесарево?
А мне отвечали, что это решение заведующей, что головка ребенка проходит и все будет хорошо.
Меня привезли в родзал и оставили.
Несколько часов я провела одна, периодически крича от боли схваток.
Вечером пришла акушерка и поставила капельницу, сказав, что так надо.
Начались жуткие боли, словно одна непроходящая схватка.
Я кричала и звала на помощь, просила сделать обезболивающее, но никто не приходил.
Хотя я слышала, как за стенкой они пьют чай и разговаривают, как кто на море съездил отдохнуть.
Зашла акушерка, спросила: чего орешь? Я говорю: мне больно. Она отвечает: не ври, если бы было больно, сюда бы никто не приходил. И ушла.

Светлана говорит, что не помнит, сколько времени еще провела один на один с адскими болями, но в какой-то момент в помещение пришли врачи и акушерки.
По словам девушки, к ней подошла огромная бабища и стала давить на живот во время схваток, как бы выдавливая ребенка всем своим весом.

– Я не знаю, что случилось, но в какой-то момент врачи замерли, потом запаниковали и стали звать другого врача. Пришла женщина, развела руками и сказала: ну что ж, теперь никуда не денешься, пусть дальше сама рожает. Я почувствовала, что ребенок вышел, и все замолчали. Я стала спрашивать, почему малыш не плачет? Ко мне подошел врач и сказал, что это у ребенка церебральная ишемия, мне его не отдадут и оставят под присмотром до утра. Но утром мне его снова не принесли. Сказали, что у него судороги, но разрешили посмотреть. Я тогда увидела, что на голове у ребенка вмятины, прямо как от пальцев.

Позже состояние малышки ухудшалось, хотя, по словам Светланы Блок, врачи всячески пытались скрыть это. В какой-то момент младенца перевели в реанимацию, положив под аппарат искусственной вентиляции легких. Позже и вовсе ввели в искусственную кому.

– Врачи шепотом говорили, что это явная родовая травма и ситуация крайне тяжелая, – вспоминает рязанка. – Говорили, что она может умереть и стоит позвать батюшку, чтобы успел покрестить.

Постепенно состояние новорожденной улучшилось, и девочку перевели в патологическое отделение, где лечили пневмонию. Дело шло к выписке, и заведующая отделением сказала, что записала ребенка на МРТ в больницу.

– Когда я приехала на МРТ в назначенное время, оказалось, что нас никто не записывал, – вспоминает Блок. – А когда там взяли анализы, то выяснилось, что пневмонию в Перинатальном центре ребенку тоже не вылечили. Нас попросту обманули и отправили домой. В итоге процедура МРТ показала, что половина мозга у ребенка погибла, образовались кисты, затылок скошен. Сейчас у дочери диагноз ДЦП и эпилепсия, ребенок уже инвалид.

 Установленная инвалидность

Светлана говорит, что во время беременности у нее и у ребенка не было никаких патологий, которые бы могли привести к подобному исходу.

По мнению супруга, врачебные ошибки начались с того момента, как его жене начали давать лекарства, не фиксируя это в карте. Вся работа во время и в первые дни после родов была направлена на то, чтобы скрыть ошибки. Любой судмедэксперт по характеру МРТ и выписке невролога сделает выводы, как все было на самом деле. Если подобные случаи имеют регулярный характер, то это только подтверждает тот факт, что Легостаева относится к роженицам как к скотине. Искалечены чужие жизни. Но ей, по ходу, все равно.
 

«Умер в утробе»

Наутро привела Легостаеву. Та осмотрела меня как зверь!
действия врача спровоцировали схватки и преждевременные роды.
Девушка задается вопросом: «Кто давал ей право убивать моего ребенка, решать судьбу?»
После вмешательства Легостаевой у меня весь низ живота был черный, так она давила на него.
После тех родов мое здоровье было подорвано физически и психологически.


Рассказывает еще одна рязанка: -"Моя история произошла еще в 2018 году. В Перинатальный центр я попала 12 февраля 2018 года. Привезли меня по скорой. Но в приемном покое почему-то спросили – «с улицы» я или по договоренности. Я ответила в шутку, что, конечно же, с улицы, там меня и подобрали. И ни с кем я не договаривалась, так как на момент экстренного поступления плоду было 23 недели. На таком сроке точно не планировала рожать.

По словам собеседницы, с этого момента начались ее мучения, так как относились к ней «как к уличной девке». И несмотря на то, что это была уже вторая беременность, многое стало для нее неожиданным.

– "Больше недели я пролежала в патологии, и 19 февраля меня перевели в родовую. Меня осмотрела сперва одна заведующая, спросила: ты что, еще не родила?
Наутро привела Легостаеву.
Та осмотрела меня как зверь!
Это было очень небрежно, безответственно и больно.
Я было вскрикнула и возмутилась, но она в грубой форме сказала мне, чтобы я молчала.
Легостаева ушла, а у меня начались такие ужасные схватки, которые то прекращались, то возобновлялись.
При первых родах я вытерпела 13-часовые муки в схватках, но в этот раз невыносимая была боль...
Пришли врачи и Легостаева, которая скомандовала мне быстро перелечь на родовую кровать.
Я ответила, что не могу во время схватки, но она настаивала на своем и велела терпеть.
Мне сказали, что немного обезболят схватки, но вместо этого ввели анестезию.
Я чувствовала, как ребенок шевелится, когда отключалась.
А когда я пришла в сознание, мне сказали, что ребенок умер в утробе. Диагнозом поставили – самопроизвольный аборт на сроке 21-22 недели. Якобы вес ребенка был очень маленький.

По мнению рязанки, после ее обращения в Перинатальный центр ей должны были провести процедуры по установке пробки или кольца для удерживания плода. Организм был не готов рожать, однако действия врача спровоцировали схватки и преждевременные роды. Сейчас девушка задается вопросом: «Кто давал ей право убивать моего ребенка, решать судьбу?»

– После врачебного вмешательства Легостаевой у меня весь низ живота был черный, так она давила на него, – вспоминает рязанка. – После тех родов мое здоровье было подорвано физически и психологически. Я уже столько врачей прошла и столько пропила лекарств! А жаловаться я никуда не пошла, потому что ребенок на 23-й неделе все еще считается эмбрионом, а не человеком.


"Плевать, роды будут естественные"
Главная из них скомандовала: «Держите ее за ноги».
Две женщины схватили меня, а эта главная начала очень жесткий и болезненный осмотр.
Когда я закричала от боли, она начала насмехаться над моей внешностью, обсуждать ее в унизительной форме.
«Ну, вот теперь она точно родит, сегодня или завтра».
Когда я сказала, что у меня по показаниям кесарево, она сказала, что ей плевать, роды будут естественные.
После ее осмотра все было залито кровью и какими-то кровавыми ошметками.
Если роды не начнутся в течение нескольких дней - надо бежать оттуда.

Рязанка Мария рассказывает: -"Поступила в перинатальный центр на 33й неделе из-за укороченной шейки матки. Меня сразу положили в родзал, сказали, что возможно, сейчас начнутся преждевременные роды, поставили укол для раскрытия легких у ребенка, но я ничего не чувствовала - ни схваток, ничего похожего. Мне сказали, что я просто ничего не понимаю, в итоге сутки там пролежала, роды не начались, перевели в отделение патологии. На следующий день сделали довольно жесткий осмотр и к вечеру появилось небольшое кровотечение.
Меня снова перевели в родзал рожать и поставили какую-то капельницу.
От нее мне стало очень плохо, я пыталась позвать врачей, но никто не подошел, далее я, видимо, потеряла сознание.
Рано утром я очнулась от того, что медсестра с испуганными глазами пыталась оттереть мне кровь с лица, оказалось что ночью у меня было сильное носовое кровотечение.
Через несколько секунд в зал ворвалась делегация из примерно 56 врачей или акушеров, мне никто не представлялся.
Главная из них скомандовала: «Держите ее за ноги». Две женщины схватили меня, а эта главная начала очень жесткий и болезненный осмотр.

Когда я закричала от боли, она начала насмехаться над моей внешностью, обсуждать ее в унизительной форме. Потом повернулась к остальным и сказала: «Ну, вот теперь она точно родит, сегодня или завтра».

Когда я сказала, что у меня по показаниям кесарево, она сказала, что ей плевать, роды будут естественные. Когда они ушли, я посмотрела на кровать - после ее осмотра все было залито кровью и какими-то кровавыми ошметками. Мне стало очень страшно, я позвонила знакомому врачу, мне сказали, что ситуация плохая, но любая активность сейчас спровоцирует роды, посоветовали не двигаться вообще, только лежать, если роды не начнутся в течение нескольких дней - то бежать оттуда.
изверги врачиКогда самая опасность миновала, написала расписку что беру всю ответственность на себя и уехала домой. В итоге роды были в положенный срок, в нормальном роддоме, с хорошими, чуткими врачами. Не зря среди акушеров Рязани гуляет фраза «лучше рожать под забором, чем в перинаталке».
Комментариев (0)
Добавить комментарий
Дополнительные данные и материалы
За что же они так с ребеночком?
Новорожденный сын жителей Рязани Олега и Вероники Инзиных впал в кому после родов. Родители считают, что это произошло по вине врачей Рязанского перинатального центра. Вероника Инзина рассказывает:...
22.01.2022 г.

О Легостаевой Т.В. и о перинатальном центре Рязани
Хочу опубликовать найденные мной отзывы о враче Легостаевой Татьяне Васильевне и об этом чудном перинатальном центре города Рязани. Напомню, это именно она отменила запланированное кесарево сечение, ...
07.02.2022 г.

Скрывают информацию
По информации с официального сайта "Областного клинического перинатального центра Министерство здравоохранения Рязанской области", у них всё хорошо. Смертности вообще нет. На момент написан...
25.01.2022 г.