Петиция109ук.рф
Поэтесса Олеся Стремковская "Вот так врачи нас и убивают"
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

Холодная больница - смерть малышки - анемия - витамины от "Амвэй"

12.03.2021 Иван Свешников
Семья из Петропавловки Джидинского района Республики Буряти Лыгжима и Арсалан Цыренжаповы с нетерпением ждали рождения дочери. Но радости не суждено было случиться.
В декабре 2020 года шёл восьмой месяц беременности, и о том, что что-то пойдёт не так, не было даже мысли.
Лыгжима рассказывает: -"Целый месяц я не могла встать на учёт. В нашей больнице делать это можно только по четвергам с 8:00 до 12:00 часов, и это при огромных очередях, беременных очень много в районе."

Беременность Лыгжимы протекала благополучно. Но в сентябре 2020 года ей пришлось лечь в больницу – обнаружили низкую плацентацию. Вскоре Лыгжиму выписали, рекомендовав не поднимать тяжести.
лыгжима-"Все рекомендации, как надо, я соблюдала, проходила врачей, сдавала анализы. 20 декабря в 21:27 мы поехали в гости к моей сестре. Я начала подниматься на крыльцо, и у меня открылось кровотечение, отошли воды. Сестра сразу позвонила в «скорую», попросила вызвать врача-гинеколога и кого нужно для экстренного случая. Потом мы поехали сами на «скорую», где нам велели идти в роддом и закрыли перед носом дверь."

У роддома Цыренжаповым пришлось подождать, пока им откроют двери. Женщину встретила акушер и велела переодеться прямо в холодном фойе и самостоятельно подняться на второй этаж.
Вскоре Лыгжима оказалась в предоперационной палате. Врача, как просила сестра беременной, никто заранее не вызвал. Звонок совершался только когда она уже была в палате.

-"Врач Софья Булатовна приехала только в 22:20 и сразу начала звонить в Республиканский перинатальный центр в Улан-Удэ. За этот час мне никто ничего не делал. Гинеколог сказала кому-то поставить мне какой-то препарат, систему. Но я услышала, как ей ответили, что в ЦРБ такого нет. Тогда она велела спросить его в хирургии и сообщила, что меня будут экстренно кесарить.
Сердцебиение ребёнка долго не могли прослушать. Стук сердца был слышен лишь при надавливании. По словам Лыгжимы, девочка активно шевелилась внутри неё, о чём она неоднократно жаловалась гинекологу и акушеру. Но никакой реакции от медперсонала не дождалась. Женщине сообщили, что её готовят к операции.
В операционной, где было очень холодно, у дверей стояли два врача-педиатра и заместитель главврача. Я услышала, что они ждут гинеколога Лилию Степанову, которая находится в отпуске по уходу за ребёнком.
Когда она пришла, меня начали вводить в наркоз. Проснулась я ночью в реанимационной палате, рядом никого, снова холодно.
В следующий раз проснулась уже в утром с мыслями, что родила. Когда мне принесли вещи с роддома, я включила телефон и позвонила мужу. По его интонации я поняла, что ребёнка нет в живых…
Через два часа ко мне пришла гинеколог и сказала, что ребёнок умер, отслойка плаценты.
Потом подошла акушер просила подписать какой-то документ задним числом – 20 декабря, вчерашним днём. Я не подписала. Но она пришла позже снова, и я подписала.
22 декабря другой акушер попросила меня написать заявление о том, что мы сами заберём тело ребёнка с города – его отправили на экспертизу."

На третий день убитую горем женщину перевели в гинекологическое отделение. В холодной палате без горячей воды и света в туалете она пролежала до 27 декабря. Из-за обильной потери крови у Лыгжимы началась анемия.
-"Гинеколог сказала мне, что витамины от «Амвэй» очень хорошие, говорила что-то насчёт железа и витаминов. Я послушала, но не говорила, что они мне нужны.
Вечером она мне их принесла и положила на тумбочку, а утром сказала, чтобы я перевела ей на карту 1 090 рублей. У меня даже не было сил возмутиться, просто отказалась.
Позже, когда я уже выписалась, узнала, что меня оперировали только в 12 часов ночи – и то узнала от сотрудника ПДН, которая меня опрашивала. От неё же узнала вес и рост ребёнка. Также узнала, что мне не поставили систему, чтобы остановить кровь. Потом осознала, что мне предлагали витамины, чтобы заработать на мне деньги!"

-"Такое чувство, что я вообще не рожала, а просто через ад прошла. У меня нет ни свидетельства о смерти, ни документов на ребёнка, ни результатов экспертизы, только выписной эпикриз."

Лыгжима говорит что когда заболели швы внизу живота, она обратилась на «скорую», но на вызов никто не приехал. Выходит, если бы швы открылись, никто бы ей не помог. С большим трудом родные добились, чтобы им выдали её индивидуальную медкарту. Теперь Лыгжима наблюдается у разных врачей и надеется поправиться.
Комментариев (0)
Добавить комментарий