Что не смогли сфальсифицировать эксперты, фальсифируют следователи Следственного комитета Саратова
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

«Врачебная тайна» часто превращается в законный способ ухода от ответственности. Или сказ о убитом младенце

26.04.2020 adminuss
Рассказывает руководитель Забайкальского правозащитного центра Анастасия Коптеева, которая уверена, что опция «врачебная тайна» часто превращается в законный способ ухода от ответственности медучреждения.

— Практически по каждому делу, где речь идет о качестве медицинской помощи, родственники сталкиваются с отказом сообщить, какой диагноз был у умершего и от чего конкретно произошла смерть, — поясняет Коптеева. — Нередко родителям несовершеннолетних детей, хотя вроде бы они являются опекунами и законными представителями, также не предоставляют информацию, ссылаясь на врачебную тайну. Большинство граждан, столкнувшись с отказом, не идут дальше восстанавливать свои права. У них нет сил и ресурсов это обжаловать. К тому же, в силу правовой неграмотности, они не знают, как это сделать. А в тюремной медицине все еще хуже. Там необходимо получать еще и разрешение правоохранителей на допуск к документам.

 

Единственный способ узнать правду — это добиваться возбуждения уголовного дела и в его рамках требовать документацию. Правозащитники говорят, что это приходится делать даже в тех случаях, когда изначально и не собирались. Другой путь добиться ясности — гражданский иск в суд о компенсации морального вреда. А потом уже через суд пытаться получить документы от медучеждения. Однако получается замкнутый круг: чтобы составить аргументированное заявление, у юристов часто нет достаточных доказательств.

— Приходится подавать «голый» иск, — добавляет Анастасия. — Это может стать основанием либо для отказа в удовлетворении, либо его вообще не примут к рассмотрению. Поэтому я считаю, что вопросы, связанные с врачебной тайной, нуждаются в дополнительном регулировании.

В практике Забайкальского центра был случай, когда врачебную тайну юристы пытались использовать, как это и было изначально задумано законодателем, для защиты прав пациента. В апреле 2014 года в Центральной районной больнице города Шилки Забайкальского края во время родов врачи проломили череп и повредили позвоночник новорожденному. Позже медицинская экспертиза установила, что причина — клинически узкий таз у роженицы. В таких случаях делают кесарево сечение. Но акушер, ошибочно решив, что у женщины слабая родовая деятельность, упорно «добывала» ребенка из утробы вакуумом.

После трагичных родов врач вышла в коридор, где стояла толпа народа, и начала громко и эмоционально рассказывать подробности случившегося. Мать травмированного малыша потом переживала, что их несчастье стало достоянием всего небольшого города. В качестве компенсации морального и материального вреда семье суд решил взыскать с Шилкинской больницы 751 тысячу рублей. Иск о наказании за распространение сведений, составляющих врачебную тайну, был отклонен.

Обычно на медицинских форумах новости о выигранных пациентами делах с материальной компенсацией воспринимаются негативно. Под каждым сообщением собирается множество язвительных комментариев о жадных юристах и неблагодарных больных.

— Про алчность пусть расскажут тем, кто пострадал от халатности медиков, — объясняет Анастасия Коптеева. — Если бы была одна-две жалобы в год на врачей — это одно дело. А когда они поступают еженедельно, это уже говорит о том, что необходимо повышать профессиональное мастерство.

Естественно, когда человек подозревает, что медучреждение сознательно пытается скрыть сведения о том, что случилось, позитива в отношения между врачами и пациентами это нисколько не добавляет. Хотя, возможно, в каком-то конкретном несчастье действительно нет ничьей вины, а врач просто боится и не знает, как разговаривать с родственниками пострадавшего.

— Я никогда не настаиваю на уголовном преследовании медработника, — подводит итог Коптеева. — Но ответственность какая-то быть все же должна. Наказание рублем очень стимулирует конкретную больницу, чтобы впредь не происходили случаи, когда пациента калечат или он погибает по вине медиков. В следующий раз, возможно, руководство этого учреждения подумает над предупредительными мерами. Возможно, оно задумается о том, что надо повышать квалификацию врачей, надо чаще устраивать какие-то семинары, больше проводить тренингов по общению врачей с пациентами. Однако ключевое условие — это признание ошибок. Должное исследование властями врачебных дел необходимо для безопасности потребителя медицинских услуг.

С признанием и осознанием пока туго. Ведь государственные структуры официально транслируют позицию: в целом у нас все замечательно — за исключением отдельных недостатков. Даже если суд признает, что медицинская помощь была «дефектной», медучреждение с этим редко соглашается. Акушер из дела о покалеченном младенце, например, своих ошибок так и не признала и, выступая с заключительным словом в суде, возмущалась, что роженица сама не настаивала на кесаревом.
 
Источник: https://lenta.ru

 

Комментариев (0)
Добавить комментарий