http://www.ВрачиУбилиМаму.рф
Как у поэтессы Олеси Стремковской врачи игнорировали рак
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

Мы для них пушечное мясо. Но мы пойдём до конца

28.11.2020 Наталья
Хочу рассказать Вам историю Ирины Дормидошиной из Москвы, которая была изувечена в Боткинской больнице.
Этот факт был признан несчастным случаем, но поражает факт цинизма врачей, угрозы, фальсификации и запугивания пациентки.

женщина упалаПлановую лапароскопическую операцию в 22-м гинекологическом отделении Боткинской больнице Ирине Дормидошиной  сделали 18 сентября. Операция прошла успешно, но сразу после неё, как зафиксировано в выписном эпикризе пациентки (документ подписан лечащим врачом Леонидом Чепоревым и заведующим гинекологическим отделением Романом Кузнецовым), случилось несчастье: "больная при „пробуждении“ от наркоза упала с операционного стола и получила ушибленную рану лица".
Кроме ушибленной раны правого надбровья перечислены: закрытый перелом левой подвздошной кости, закрытый перелом проксимальной фаланги 3 пальца левой кисти, ушиб мягких тканей первого пальца левой стопы.

После операции родственники пытались дозвониться Ирине, но долгое время на звонки никто не отвечал. Потом они стали звонить доктору Чепорёву, но тот не брал трубку. И только на третий день Ирина смогла сообщить правду.

В понедельник, 21 сентября, дети Алексей и Екатерина приехали в Боткинскую больницу вдвоём. «На проходной на первом этаже мы прождали три часа.
Когда их наконец-то пустили внутрь, их провели в администрацию. В кабинете находились четыре врача, среди которых был заместитель главврача по хирургической помощи Владимир Бедин, а также заведующий гинекологическим отделением Роман Кузнецов.

Екатерина рассказывает: -«Нам сказали, что она сама упала. Потом пояснили, что провели внутреннюю проверку и объявили выговор сотруднице, лишили её надбавки к зарплате на несколько месяцев. Однако фамилию этой сотрудницы не назвали.
Когда я спросила, не является ли произошедшее медицинской халатностью, замглавврача стал на нас кричать, что не надо его учить и это не нам решать.
Заорали так, что я прямо опешила. Напали на меня, все четверо, сколько их там сидело. Вы нас провоцируете, вы нам угрожаете. Повторяли "но мы же вашей маме сделали дорогую операцию, чего вы хотите?"

Увидев мать после операции, мыпотеряли дар речи: «Живого места нет. В голове дырка, зашита безобразным образом, рука в гипсе, глаза синие, заплывшие, большие пальцы на ногах чёрные. Всё тело в гематомах. Это как надо было так уронить человека?»

На следующий день родственники, решив, что «разговора не получится», вызвали в больницу следственно-оперативную группу отдела МВД по району Беговой.
Майора полиции и следователя тоже минут тридцать не пускали, а потом их провели не к потерпевшей, а сразу в администрацию к заместителю главного врача Бедину. Где Бедин начал кричать на них: -"вы кто такие, что за дела, сейчас я вашему начальнику позвоню. Сказал, что они должны сначала к нему прийти и доложить, а только потом что-то делать.

Сын Алексей спросил: "Почему вы на полицейских оказываете давление" И он выгнал его с сестрой из больницы.

Далее Алексей рассказывает: "После приезда полиции врачи собрали консилиум и попросили у мамы прощения. Далее, врачи пытались урегулировать конфликт: Чепорёв бегал всё это время, просил: подпишите бумагу, что не имеете претензий к больнице".
Происходило это очень назойливо. То один принесёт листок, то другой. Однажды дали стопку бумаг и сказали, что это мой выписной эпикриз. Мама начала подписывать, а там под эпикризом внизу ей  подсунули отказ от претензий"
После выписки из Боткинской эта история не закончилась. Когда Ирина Дормидошина пришла на плановый приём в 219-ю поликлинику, врач-терапевт открыла систему ЕМИАС и увидела, что у Ирины Дормидошиной обнаружен Covid-19, причём информация эта передана из Боткинской больницы.

По заверениям Ирины многочисленные анализы в различных лабораториях показали отрицательный результат.
И родственники считают, что история с коронавирусом была сделана для того, чтобы они сидели дома, и никуда не жаловались.
дормидошинаврачи косяпорывыпискафальсификация диагноза
Врачи сфальсифицировали смертельный диагноз КОВИД, и сфальсифицировали официальные медицинские документы, то это подлог документов. А если врачи настаивают на версии короновируса и его не лечили, то это уже статья - не оказание медицинской помощи.

Сейчас Ирина Дормидошина продолжает лечиться. На больничном ей предстоит провести как минимум полгода.
Гематома на голове ещё не прошла. Один глаз синий и затёкший. Шишка на голове переместилась в сторону виска и та сторона головы, куда пришёлся удар, ничего не чувствует. Сломанный палец не сгибается. Обслуживать себя полностью в быту женщина не может, ей помогает дочь.

Если кисть не восстановится, женщина, скорее всего, не сможет работать на своей прежней работе — кассиром в магазине. Сейчас ей требуется долгая дорогостоящая реабилитация у врача-травматолога, расходы на которую не покрывает ОМС.

Дети Ирины говорят: -"Люди на сто процентов уверены в своей безнаказанности. Делают вид, что ничего не произошло. Мы для них пушечное мясо. Но мы пойдём до конца".
Комментариев (1)
Добавить комментарий
avatar
Валя30 ноября 2020, 23:35
Сломали палец — это средний вред здоровью. Тут простым выговором не отделаются.