Прямая причинно-следственная связь
Поэтесса Олеся Стремковская "Вот так врачи нас и убивают"
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

Время смерти пациента отдельные врачи планируют с помощью СПИРТА. Функциональный диагност, проникший в сосудистый центр на дежурство

30.10.2022 Эллен
Я Елена Викторовна Пузенкова, потеряла своего отца 2 января 2021 года в стенах Шиловского ММЦ Рязанской области.
Привезла я его из Казахстана после инсульта в марте 2020г. Трижды мы с отцом находились в хирургии Шиловского ММЦ и ни разу не было конфликтов с врачами. В ПСЦ было иначе.
       
27.12.2020г. моему папе стало хуже. Он не кричал, не звал меня, много спал, почти не двигался. Это меня насторожило.
Утром 28.12.20г. я попыталась дать ему лекарство. С трудом он проглотил растворенную таблетку.
В 11часов я вызвала скорую помощь, которая смогла приехать из-за коронавирусных больных только в 21ч.45 мин. С диагнозом повторного ОНМК отца и меня доставили в Шиловскую больницу
В реанимацию отца не положили, вероятно, потому, что дежурный врач определила состояние отца, как средней тяжести.
Положили нас в первичное сосудистый центр. Вместе с отцом осталась и я. В этой мужской палате номер 7 находились еще двое мужчин. Я спала на кушетке без постельного белья (ухаживающим не положено). Подменять меня было некому и я круглые сутки кормила отца за свой счет, давала ему лекарство тоже почти за свой счет и осуществляла за ним бытовой уход (замена подгузников, туалет, замена одежды и прочее).
Лечащий врач Лебина Мира Александровна была груба со мной и с отцом.
Неоднократно я жаловалась на неё заместителю главного врача Наталье Алексеевне Женачёвой.
Лишь с её помощью удалось назначить отцу консультацию терапевта, который прописал ему лекарства от анемии. Кардиолога не назначили, хотя в прошлом у отца было 2 инфаркта.
Как выяснилось позже, Ни лечащий врач, ни приходящие консультанты (терапевт), ни дежурные врачи не вникали в показатели анализов отца для коррекции его обследования, лечения и постановки диагноза.
Не интересовало это и проверяющих докторов из министерства здравоохранения области, экспертов г. Воронежа по договору страховой компании ООО "Согаз-МЕД" и врачей, привлеченных ТФОМС области (реэкспертиза) от 07.09.22г.
Более того, проверяющих не заинтересовала целесообразность назначения лечения, как, собственно и лечащего врача, консультантов и дежурных врачей. Например, хирург в истории болезни сделал запись о назначениях. Однако, в лист назначения их не добавил. Мне же, как постоянной ухаживающей, хирург не счел нужным сказать, что мне нужно купить для отца. Соответственно, хирургического лечения отец не получил, что тоже явилось лептой для ухудшения его состояния. 
Лишь терапевт записал назначение мальтофер в лист назначения, однако интереса к результатам анализов отца (PH мочи 8.5 и прочие важные отклонения) также внимания не проявила, иначе бы пришлось принимать экстренные меры вплоть до перевода пациента в другое лечебное учреждение выше классом.
Никому не показалось странным, что в день убийства отца в ПСЦ дежурил почему-то врач функциональной диагностики со стажем работы 31 год, который и осуществил эвтаназию моего беспомощного отца, введением в его вены этилового спирта.
Утром 01.01.2021г. пришла дежурный врач по центру и осмотрела отца, определив его состояние, как тяжелое. НО! Никаких мер для облегчения этого состояния не приняла.

К 10-и часам  отцу стало немного лучше. Около 12:00 он поговорил со своим сыном по Вотсапу, при этом он сидел на кровати с моей помощью. Ассиметрия лица у него прошла еще 31.12.2020г. Вернулась и двигательная активность.
Также он немного поел с ложки. Однако, оставался все же очень слабым и мне пришлось кормить его и давать лекарства через назогастральный зонд в лежачем положении (так научила санитарка отделения), который  был установлен отцу 29.12.2020г. после обеда, так как отец вторые сутки ничего не ел. Вследствие длительности болезни он был крайне истощен.
Внезапно отец начал кашлять и захлёбываться. Оказалось, зонд вышел из желудка и лекарство попало ему в дыхательные пути, потому что зонд не был зафиксирован должным образом и свободно мигрировал при малейшем движении отца.
Вернув зонд в нужное положение, я вызвала реаниматолога Тимохеева, который шприцом ЖАНЭ ввёл в желудок отца воздух, при этом послышался хлопок в желудке. Других манипуляций или исследований врач Тимохеев отцу не проводил.
В 16 часов я вызвала дежурного врача кардиолога Кафутину Наталью фёдоровну с жалобами на временную остановку сердца у отца и не прекращающийся кашель. Врач послушала отца и сказала, что нужна кардиограмма. Однако, кардиографа рабочего в отделении нет. Пришлось просить его у скорой помощи. Фельдшер СП в кардиографе отказала.
Тогда Кафутина принесла в палату нерабочий кардиограф, которым запись сделать, не удалось.
Врач дала мне направление отца на компьютерную томографию лёгких для передачи его следующему дежурному врачу. Никакой бронхоскопии или консультацию реаниматолога, она не назначила!
После ухода врача в 18:00 я пошла к ней в кабинет узнать результаты анализов отца. Врач разрешила мне отснять историю болезни отца.
Частично мне удалось её снять. При СЪЕМКЕ  единсктвенной ЭКГ ОТ 29.12.20Г., ВРАЧ СООБЩИЛА МНЕ, ЧТО НА НЕЙ СВЕЖИЙ ИНФАРКТ.
Позже у меня появились сомнения, а был ли у отца повторный инсульт или же это был третий инфаркт, либо и то и то? Ведь КАФУТИНА КАРДИОЛОГ!!! В жизни мне встречались случаи, когда при инфаркте миокарда люди также были неподвижны и не говорили первое время.
Доснять карту я не успела, так как мне нужно было идти кормить  отца и я намеревалась доснять ее позже.
Когда следующий дежурный врач Влазкин В.А. в 21 час зашел к нам, отец также кашлял и  я сказала Владимиру Александровичу о направлении отца на компьютерную томограмму лёгких. Он кивнул и ушёл.
В 22:00 я снова вызвала его, чтобы врач принял меры в виду усиливающегося у отца кашля, а также посинения губ. Он сказал, что подождём пока до утра, понаблюдаем.
В 23:10 я снова вызвала его и сказала что надо принимать меры ,так как у отца из цистостомы опять пошла моча с кровью. (Днем я вызывала хирурга Эврюнкова по поводу крови из мочевого пузыря. Он велел мне купить  этамзилат и медсестра ввела его отцу 4 мл. в/м. Как оказалось, этой записи назначения в истории болезни не оказалось). Влазкин  кивнул и вышел.
Затем пришла медсестра,которую я ранее ни разу не видела. Она принесла два шприца и в присутствии врача ввела отцу в периферический катетер на правой руке эти инъекции.
Я спросила врача: -"что было введено отцу?" Врач ответил: -"это этиловый спирт".
Я спросила: -"зачем???". Он ответил: -"Так делали в советское время при кашле для его устранения". После ухода врача и медсестры, отцу ненадолго полегчало, - кашель постепенно  прекращался.

Я готовилась к замене отцу памперса, когда вдруг заметила, что отец стал редко дышать и глаза его не моргают, а из глаз потекли слезы.
Отец был обездвижен и не мог этого сказать. Я понимала его сильные страдания и тутже побежала за врачом.

Пришел врач Влазкин и стал делать отцу непрямой массаж сердца, а я искусственное дыхание через платок. Медсестра сразу пошла за реаниматологом, который пришел в течение 3-4-х минут . Из палаты меня вывели и начали реанимацию отца.
Через 20 минут реаниматолог сообщил мне, что спасти отца не удалось, что девять из десяти больных с инсультом умирают.
Почему то именно мой отец попал в эти 9/10! Только не в связи с инсультом, а в связи с введением в вену спирта. Как свидетельствуют данные из ролика на канале ютуб http://www.youtube.com/watch?v=ZwhCfV62FeE&t=19s эта процедура для человека смертельна, так как спирт растворитель!
Он растворяет облочки эритроцитов и их содержимое попадает в плазму. Без эритроцитов жизнь невозможна.
При отеке легких применяют смесь кислорода с парами спирта, но лишь после необходимых мероприятий. В том числе введения морфина.
Когда отца увезли из палаты, я тутже написала брату о трагедии, посредством мессенжера Вотсап. Это было в 00ч.31мин. 02.01.21г.
Фото вотцапа доказывает, что отец умер в 00ч.25 мин. Реаниматолог же в протоколе указал 00ч.44мин.

Либо халатность и невнимательность, либо увеличенное время реанимации на что-то влияет. Эти загадки мне непонятны. Возможно, это банальная подгонка под стандарты.
В феврале 2021г.  я ознакомилась с историей болезни отца и заподозрила неладное, так как записи не совпадали с записями отснятыми мною ранее. Я обратилась в Следственный комитет по поводу возбуждения уголовного дела в отношении врачей, убивших отца.
Однако, трижды следователи направляли материал в ОВД, чтобы затянуть следствие и пустить меня по ложному пути.
Лишь 5 мая 2022 года уголовное дело по ст. 109 ч.2 было заведено. В настоящий момент проведено три мед. экспертизы.
Первая страховой компании, вторая минздравом Рязанской области и третья реэкспертиза ТФОМС.
Сейчас уголовное дело с историей болезни отца находится, по словам следователя Тюлиной Натальи Михайловны, в Тульском бюро судебно-медицинской экспертизы, куда Дело, возможно, было, было направлено 1 августа 2022 года.  По словам следователя, экспертиза еще не вернулась.
Двухлетний срок, необходимый для подачи уголовного дела в суд, по такой статье истекает 31 декабря 2022 года.
Следователь Тюлина Н.М. волокитит расследование этого дела, всякими нечистоплотными методами. В частности, она дала мне постановление о назначении мне амбулаторной психиатрической экспертизы. Вероятно, чтобы устранить меня, как главного участника судебного процесса, признав по суду частично дееспособной.
Никакие жалобы прокурорам и следственный комитет не помогают.
27 октября 2022 года руководитель Шиловского межрайонного следственного отдела Милашкин Алексей Геннадьевич отправил мне по Вотсапу фото моего заявления на его имя об отказе в прохождении психиатрической экспертизы. Посоветовавшись с опытными друзьями, я пришла к выводу, что мне готовится нечто провокационное.
Я решила обжаловать это постановление, а также затребовать возврата уголовного дела, так как согласно приказу Минюста Российской Федерации 346, срок, отведённый для экспертизы составляет 30 календарных дней.
Тем более, учитывая распоряжение Александра Ивановича Бастрыкина от 22 сентября 2022 года, судебно-медицинские экспертизы по ятрогенным делам, то есть связанными с дефектами оказания медицинской помощи пациентам, не должны направляться в учреждения, подведомственные министерству здравоохранения.
Учитывая опыт своих товарищей по несчастью, указанные выше действия, к успеху не приведут. Куда ещё можно обратиться я уже не знаю.
Но точно знаю что убийство беспомощного человека должно быть наказано.
Эта борьба длиною почти два года, отразилась на моем образе жизни и, как следствие на здоровье. Сейчас прохожу обследование для госпитализации в кардиоцентре г. Рязани. Не встретится ли мне там "Божественный врач" аналог Влазкина? Если встретится, то дело по отцу однозначно развалится на радость следствия, "Шиловского ММЦ", а также прокуратуры.
Черные дела убийц безпрепятственно с успехом продолжатся.
Обращаюсь открыто в СМИ, в надежде обращения внимания на ситуацию сильных мира сего!
Если меня не будет на сайте свыше 2-х недель, считайте, что я пала в неравной борьбе с коррупциоей ОПГ в виде власть имущих. Материала по этому преступлению у меня много. Хватит на годы! Лишь бы не убили до срока!
С помощью общественности, я надеюсь донести правду нашему президенту, другим значительным международным лицам для прекращения истребления нашего народа руками врачей, дававших совершенно другие обещания при выборе профессии!

данныеданные картыкарта медицинскаявыдержки с мед картыреакция на этиловый спирт
При воздействии 5% раствора спирта, наблюдается значительная деформация клеточных мембран, происходит их частичный разрыв и разрушение оболочек эритроцитов, приводящий к глобальным морфологическим изменениям: полной потере формы и структуры.
Комментариев (0)
Добавить комментарий
Посмотрите другие записи