http://www.ВрачиУбилиМаму.рф
Как у поэтессы Олеси Стремковской врачи игнорировали рак
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

Мама умерла от жутких отеков, ей никто не хотел оказывать помощь

24.11.2020 Антипова Мария
Татьяна Кожущенко из Волгограда умерла 14 октября на руках у детей. Ей день за днем становилось всё хуже, но приезжавшие на вызов врачи лишь разводили руками: «Нам некуда вас везти». Родные считают, что в смерти их родного человека прямо виноваты врачи городской больницы № 22 и чиновники, оставившие умиравшего человека дома без квалифицированной медицинской помощи в больнице.

Дочь Наталья Кожученко рассказывает: -"Утром 18 сентября, в пятницу, маме стало плохо. У нее диабет второго типа, она инсулинозависимая. Померили сахар. Оказалось, он резко подскочил. Глюкометр показывал 23 — это опасно высокий показатель. Мы вызвали скорую. Врачи приехали и нас повезли в 22 больницу в Красноармейском районе. Там встретила нас заведующая и распорядилась о госпитализации.
Мы оставили маму в больнице. Я купила маме еды и поехала домой. На связи она со мной была постоянно.
Мы созванивались, и мама говорила, что за весь день к ней никто в больнице даже не подходил!!!!  И не только к маме. В трубке было слышно, как кричала лежащая рядом бабушка: «Больно, больно, мне больно».
К вечеру мама мне снова позвонила, сказала, что ей вроде что-то укололи. Попросила привезти и подушку на следующий день.
Утром субботы, 19 сентября, мама уже не отвечала на звонки. Телефон монотонно повторял, что набранный номер не доступен. Схватив подушку мы с сестрой срочно поехали в больницу. Дверь больницы открыла санитарка.
убили маму врачиЯ назвала ей фамилию мамы и попросила передать подушку. Услышав фамилию, она вдруг спросила, не падала ли мама, и сказала, что она какая-то странная. Я еще больше испугалась. Ведь я привезла маму туда абсолютно адекватную, и самое главное — мама шла на своих ногах.
Понимая, что это значит, я сразу же закричала: «Боже мой, это высокий сахар». Мы с сестрой обежали больницу и в окно увидели маму, которая буквально в коматозном состоянии сидела на больничной койке. Она явно не понимала, что вокруг происходит.

Нам пришлось чуть ли не сражаться с персоналом больницы, чтобы попасть внутрь. Медики думали не о том, чтобы помочь маме, а о том, чтобы не пустить нас с сестрой в больницу.

Я всех растолкала, забегаю к маме, а она меня даже не узнает. Я схватила глюкометр и срочно померила сахар. Глюкометр показал, что у мамы был сахар 30! Это страшно много. Критический показатель. И вот в таком состоянии маму возили на УЗИ. Как и зачем — не понимаю.
Вместо того, чтобы помочь маме, они выпихивали нас, требуя при этом, чтобы мы привезли ей подгузники. Мы их привезли, но маме так ничего и не сделали. Она была практически в коме.

На следующее утро, в воскресенье, мы снова приехали, снова история повторилась, я забежала в больницу, померила маме сахар... Он снова оказался 30.
Но в этот раз, когда мы пришли, мама была привязана к кровати, ее руки были примотаны к решетке. То есть мама, видимо, металась по кровати в бессознательном состоянии, и ее просто привязали.
В воскресенье в больнице уже дежурил другой врач, он начал реанимацию. Помимо постоянных призывов к врачам, помимо дежурства в больнице, нам пришлось столкнуться с грубостью медицинского персонала.
Врачи просили не трепать им нервы своей мамой

Врачи ничего не хотели делать, мы все делали сами с сестрой, куда-то толкали их. Врачи не хотели ничего делать. После всего этого мы кое-как смогли договориться о переводе мамы в эндокринологию 25-й больницы скорой медицинской помощи. Там, в отличие от 22-й больницы, маме сразу помогли, и сахар снизился до нормальных 6–8 единиц.

Когда маму положили в больницу № 25, ей сразу же сделали КТ, МРТ. И они показали, что у мамы трещина в тазовой кости. Потом, когда мама пришла в себя, она рассказала, что когда в 22-й больнице ее возили на УЗИ, то медсестры ее уронили. Трещину в той больнице врачи даже не заметили. И с того дня мама и перестала ходить. К сожалению, мы не смогли положить маму в другое отделение, чтобы до конца ее вылечить. 2 октября ее просто выписали.

После выписки мама практически всё время провела на диване в сидячем положении. Она стонала от боли и не могла разогнуться. С каждым днем ситуация всё больше обострялась.

У мамы начали жутко отекать ноги, с них буквально ведрами лилась вода. Мы каждый день вызывали скорую, но врачи приезжали, что-то кололи маме и разводили руками, мол, мы не можем ее забрать, некуда везти. Один врач посоветовал попробовать сфотографировать мамины ноги, сходить в поликлинику и показать фотографию заведующей, чтобы она выписала направление и нас определили в какую-нибудь больницу. Фото мы сделали, а вот отвезти его в поликлинику уже не успели.
В госпитализации нам постоянно отказывали, требуя направления из поликлиники. А терапевты не шли на вызов, вместо них ехала неотложка или скорая, делали уколы и уезжали.

Помощи от врачей мы так и не дождались. Днем 14 октября мамы не стало. В свидетельстве о смерти написано — острая сердечная недостаточность. Ей просто вовремя не оказали реанимационную помощь.
Комментариев (0)
Добавить комментарий