Петиция109ук.рф
Поэтесса Олеся Стремковская "Вот так врачи нас и убивают"
Если Вам известен случай ошибки или Вы сами стали жертвой. Напишите на сайте или сообщите нам.

Адвокаты беспокоятся о Кристине Кравцовой, насильно помещенной в псих больницу

30.03.2021 Антипова Мария
Я прошу уважаемых журналистов оказать помощь с созданием резонанса, чтобы мы могли узнать состояние девочки и ознакомится с материалами дела в суде. Возможно, позвонить в ПКБ №1 и Симоновский суд и задать вопросы по поводу того, что с девочкой, почему врачи не сообщают родителям ничего о её состоянии и почему адвокатам препятствуют в ознакомлении с материалами дела. Возможно, направить туда журналистские запросы.
Если Вы готовы помочь, прошу по всем вопросам, обращаться ко мне, адвокату Дмитрию Джулаю, по телефону: +7 (915) 259-07-78 или к адвокату Алексею Паршину по телефону: +7 (925) 507-85-45.
Мне по данному делу можно звонить в любое время дня и ночи, поскольку промедление может стоить девочке жизни или оставить её инвалидом без рук и ног.
Также по данному номеру телефона +7 (915) 259-07-78 мне можно писать в телеграмм, вотсапп или вайбер.
Также попрошу всех своих читателей сделать репост данной записи для максимальной огласки.

студентка меда
Девушка-студентка 2-го курса мед. ВУЗа возвращалась домой с учёбы. До дома недошла. Спустя сутки её привёз таксист, который подобрал её без сознания на улице.
Руки и ноги девушки были сильно обморожены, до черноты. Её госпитализировали в ГКБ №17. Что с ней произошло, она не помнила.
Находясь в больнице, девочка общалась с матерью по телефону и вотстаппу, в т.ч. по видео-связи. Выглядела и вела себя нормально.
В какой-то момент она прислала маме фотографию, на которой было видно, что у неё резко опухло лицо, шея и руки. Разница по времени между этим фото и предпоследним, на котором она выглядела нормально, в 1 час.
После этого, со слов врачей, девочку положили в реанимацию и на связь она больше не выходила.
Затем в больнице что-то произошло и врачи вызвали психиатрическую бригаду. В моем распоряжении есть аудиозапись беседы врача псих. бригады с девочкой длительностью в 53 минуты. Девочка общается с врачом нормально, адекватно отвечает на вопросы. Врач тоже ведет себя вежливо и корректно. После этого бригада
уезжает, девочку не госпитализируют.
Спустя какое-то время врачи ГКБ №17 повторно вызывают психиатрическую бригаду.
После этого девочку госпитализируют в ПКБ №1 им Н.А. Алексеева.
Затем врачи ПКБ №1 выходят с иском в Симоновский суд о принудительной госпитализации девочки.
Всё это время родителям не дают увидеться с девочкой. Ни в ГКБ №17, ни в ПКБ №1 никакой информации не дают.
Суд препятствует адвокатам в ознакомлении с материалами дела о принудительной госпитализации, под предлогом коронавируса не пускает в суд. По телефону помощник судьи говорит, что материалы у них, но ознакомится с ними дадут только после того, как дело занесут в базу и оно появится на сайте суда.
Для понимания - этот разговор с помощником судьи был сегодня днем, суд был 15 марта, сейчас вечер 23 марта. Дела на сайте суда нет до сих пор.
Мы предполагаем, что девочке в ГКБ №17 было неправильно оказано лечение, произошла либо передозировка препаратами, либо произошла аллергическая реакция, либо какая-то другая врачебная ошибка, чем объясняется сильный отек лица девочки.
Мы предполагаем, что таким образом администрация ГКБ №17 в сговоре с ПКБ №1 пытается скрыть свою врачебную ошибку и уйти от ответственности.
Что в настоящий момент с девочкой - неизвестно. Вопрос об ампутации конечностей в связи с обморожением неизвестен. Есть сильные сомнения, что в псих. больнице девочке смогут оказать профессиональную помощь по этой части. Возможно, из-за неоказанной помощи девочка может лишиться рук и ног.


Ниже хронология событий со слов родителей девочки

10.03.21(среда)
В этот день, наша дочь в 6.45 вместе с братом вышла из дома и направилась
в институт на обучение по адресу Никитский бульвар д. 13/1 на семинар по
патологии. Он длился с 8.15 до 12.20. Написала, что задержится до 13.00 на кафедре.
В 13.20 написала, что едет домой. По дороге зашла в магазин в Летуаль и написала
что вышла в 13.50. В 14.30 мы говорили по телефону. Она сообщила, что едет в метро
и у нее садится телефон. А в 15.37 наши смс уже она не могла прочитать.
После этого она не выходила на связь.
На улице был мороз (около -26 С).
После 18.00 мы с мужем начали проявлять беспокойство.
С 23:00 уже звонили в полицию и службу поиска добровольческого
поисково-спасательного отряда «ЛизаАле́рт» наш звонок был зафиксирован в
службе.
В 23.57 сын сообщил, что нашу дочь привезли домой. Водитель автомобиля
который привез дочь, сообщил, что встретил ее, выходящей из парка около м.
Рассказовка. (Наш дом находится в загородном СНТ . Рассказовка это конечный
пункт метро ее следования, дальше ей нужно было добираться городским
автобусом). Она просила о помощи, и он довёз её до дома. Мы срочно вернулись с ее
поисков домой, и увидели при осмотре дочери, следы обморожения рук и ног (они
почернели и не шевелились). Она была в полуобморочном состоянии от
переохлаждения, и с трудом говорила. Говорила, что очень сильно болит голова, и
она очень сильно замерзла и не чувствует ног. Мы с мужем осмотрели её на наличие
ссадин, порезов, запаха алкоголя не было. Физических повреждений на ее теле не
было. По всей видимости (на сколько это можно было понять, так как она дрожала и
говорила с трудом) она потеряла сознание, а когда очнулась сразу пошла к дороге
искать помощь. Руки у дочери были ледяными и на глазах отекали, пальцы ног
стремительно темнели и опухали. Мы с мужем вызвали скорую . Врач бригады
скорой помощи, сказал что это критический случай переохлаждения и очень был
обеспокоен пальцами дочери. Сделал внутривенные и внутримышечные инъекции и
сообщил, что необходима срочная реанимационная помощь. Мама отправилась с
бригадой скорой помощи. В машине скорой помощи ей снова поставили
капельницу.

11.03.2021( четверг)
В 02.43 девочку привезли в ГКБ №17 . Ее осмотрел дежурный терапевт и
гинеколог. Были сделаны КТ головы и живота. Взяли для анализа кровь и мочу.
После обследования в приемном отделении больницы с диагнозом обморожение
девочку приняли на госпитализацию. Все это время мама находилась рядом с
дочерью.
5.46 положили в палату первого хирургического отделения (палата №325).
После госпитализации дочери мы были с ней на постоянной связи по телефону,
переписывались и по возможности общались. Со слов дочери предоставляю
хронологию этого дня.
В 7.22 у нее взяли анализ крови.
В 10.58 дочь сообщила, что ей делают капельницу.
В 16.30 девочка написала, что сама спустится за моей передачей.
В 16.34 написала, что ей страшно, она хочет домой и сейчас расплачется. Мы
успокоили её и в течении всего дня были с ней на связи, обменивались
сообщениями. Она рассказала, что она съела на ужин и радостную новость, что
пальцы начали шевелиться.
Последнее сообщение от дочки я получила 19:17.
После этого она на связь не выходила.

12.03.21 (пятница)
Утром, приблизительно в 08:40 был звонок из ГКБ № 17 от заведующего
отделением анестезиологии – реанимации Максима Михайловича Носенко.
Он сообщил, что девочка находится в реанимации.
На вопрос как наша дочь оказалась в реанимации последовал ответ: девочка
накануне вечером хотела уйти из больницы, ее пытались удержать. Она вырывалась
и со слов Максима Михайловича даже кого-то укусила.
Ее поместили после этого в реанимацию. По какой причине моя дочь
оказалась в реанимационной палате внятного ответа так и не последовало. Также он
сообщил, что сотрудники больницы вызвали психиатрическую бригаду. На вопрос
родителей, по какой причине не сообщили сразу же матери и отцу (все контакты
были у сотрудников больницы), он не дал ответа. Сказал так же, что произошёл
психосоматический инцидент (диагноз бригады).
По состоянию пальцев сообщил, что вопрос с ампутацией еще не закрыт,
требуется хирургическое наблюдение. На просьбу родителей увидеть ребенка был
ответ, что это категорически запрещено.
В процессе разговора были слышны крики и стоны разных людей из палаты
реанимации. Врач также сообщил, что наша дочь в остром состоянии, и они ее
привязывают к кровати. Мама пыталась объяснить, что в купе с правилами, когда
пациенты в реанимации, без одежды, и тот факт что она привязана к кровати и не
может увидеть родные лица, пугает её ребенка еще больше. Но, на настойчивые
просьбы родителей увидеть дочь следовал категорический отказ. На просьбу
приехать категорически отказывали. Мы просили хотя бы сфотографировать нам
для нас нашего ребенка, что бы мы были уверенны, что наша дочь действительно
там находится. Но и на это категорическое НЕТ.
В течении всего дня 12.03.21 вся семья обрывала справочные телефоны
больницы. Пытались выяснить обстоятельства происходящего в отделении
хирургии, куда изначально наша дочь была госпитализирована. Мы звонили
несколько раз в дежурное отделение реанимации, но никакой уточняющей
информации, проливающей свет на состояние нашей девочки, так и не получили.

13.03.21 (суббота)
Утром, на очередной звонок родителей в отделение реанимации дежурный
врач сообщил, что состояние девочки резко ухудшилось. Она пристегнута к кровати
и её будят только для кормления, и до сих пор находится в остром психическом
состоянии. На мольбы родителей увидеть дочь хотя бы из далека, через стекло, ну
хоть как ни будь было отказано в категоричной форме.
Во второй половине дня врач - реаниматолог Еремеев Никита Сергеевич
проинформировал нас по телефону о повторном вызове бригады психиатрической
помощи (из психиатрической больницы А.С.Пучкова). Со слов Никиты Сергеевича
нашу дочь оставили у них в больнице поставив диагноз ( опять же с его слов) -
острое полиморфное психическое расстройство. Все эти события происходили в
строгом запрете для родителей и родных увидеть и услышать девочку.
Объяснить причины и обстоятельства всего происходящего в эти три дня с
нашей дочерью в их больнице он отказался. Родителям было отказано в
настойчивых просьбах узнать, чем лечат их дочь и увидеть хоть какие-то документы
выписки, и медицинские назначения. После консультации с юристами и
сторонними медицинскими специалистами мы пришли к выводу, что права
человека в этой ситуации в грубой форме были нарушены и продолжают
нарушаться. Нашу дочь насильно удерживали в больнице ГКБ №17. Не исключаем
возможности врачебной ошибки, которая и могла бы объяснить всю абсурдность и
нелогичность поведения сотрудников больницы.
В 22:00 родители вместе с врачем (Минулиной Анастасией Михайловной),
наблюдающей детей в этой семье и знающей девочку с рождения удалось пройти к
дверям реанимации. На это раз крики и стоны людей в реанимационной палате
продолжались (тишина в палате не соблюдалась). Охранник, стоявший у дверей
сообщил дежурному администратору, что к пациенту пришли родственники. К ним
вышел врач- реаниматолог Еремеев Никита Сергеевич и еще несколько человек и с
раздражением ответил, что в дополнение к информации ранее переданной по
телефону добавить ему не чего. Девочка привязана к кровати. Когда ее освободят
сообщить он не может. Чем лечат её и какими препаратами они ввели её в
медикаментозный сон он говорить, не намерен. Заявление об отказе от
госпитализации принимать отказался (мотивировал тем, что у них нет документа
об опеке и распоряжения гл. врача). И попросил нас удалится т.к. у нас нет
спецодежды и спец. средств, что бы пройти в палату.
После того как мы вернулись обратно, с необходимым набором спец.
одежды и средств то нас категорически отказались впускать в палату. Не получив
внятных объяснений, что же с нашим ребёнком произошло, нас вынудили покинуть
отделение реанимации. Опасаясь, что время идет, а мы так и не знаем, что
произошло с нашей дочерью и девочка находится в опасности, мы приняли решение
вызвать наряд полиции. На вызов прибыл наряд полиции Охрана больницы была
вынуждена пропустить сотрудников полиции на территорию больницы, но девочку
им так же не показали. В последствии было составлено заявление о незаконном
удержание человека в больнице. (копию заявления прилагаю к письму). Сотрудники
полиции пояснили нам, все что они могут это только принять заявление.

14.03.21 (воскресенье)
В 03.30 мы были вынуждены поехать домой, что бы немного отдохнуть , так
как были измотаны морально и физически за эти три дня тревоги за нашу девочку.
Но, не успев еще доехать до дома в 04.00 представитель ГКБ № 17 Еремеев Н.С.
позвонил, матери и уведомил, что девочку уже перевели в ПКБ № 1.
(Психиатрическая клиническая больница №1 им Н.А. Алексеева). Без согласия и
присутствия родителей или родственников. Спустя час после нашего отъезда.
Т.к. по телефонам, указанным на сайте ПКБ № 1, дозвониться не удалось в
течении первой половины дня мы выехали туда сами. У ворот больницы нам было
разъяснено охраной, что это режимный объект ни попасть на территорию, ни
увидеть нашу дочь у нас не получится. На все вопросы надо было звонить по
телефонам указанным на воротах больницы. Нам удалось дозвониться до приемной ,
где нам сообщили, что до завтрашнего дня ( то есть до понедельника) нам никакой
информации дать не могут. Так как врач осмотрит девочку только завтра. Но чем ее
лечат и в каком состоянии мы так и не смогли узнать. Мы просили, что бы врачи
провели осмотр хотя бы пальцев ног нашей дочери, так как ей необходимы
регулярные перевязки. Дежурная сестра уверила, что ее осматривали врачи, и они
следят за ее состоянием.
Как выяснилось позднее, в этот день была создана и проведена врачебная
комиссия по вопросу нашей дочери. (Со слов заведующей 23 отделения Галлямовой
Гульчачяк Абраровны 16.03.2021). Комиссия приняла решение о принудительной
госпитализации. То есть, рыдающих родителей умышленно отправляли и не
давали никакой информации.

15.03.21 (понедельник)
После многочисленных звонков мы наконец узнали, что девочка находится в
23 отделении.
В 12.40 отцу удалось дозвониться до заместителя главного врача Строкиной
Т. В. которая рассказала, что в 13.15 состоится выездное заседание Симоновского
суда, которое подтвердит диагноз комиссии. То есть уже назначено заседание суда.
Все слезные просьбы родителей по-прежнему жестко игнорировались, их не
ставили в известность ни о состоянии дочери, ни о лечении, ни о том, что они
уже провели комиссию и через 15 минут состоится суд. Еще раз нам было
отказано в возможности поговорить или увидеть девочку с формулировкой , что
она опасна для себя и окружающих. Когда отец, в установленном в больнице
порядке, попытался переговорить с дочкой по видеосвязи в 18.55 ему сообщили, что
девочка не может ходить и сеанс связи не состоится.

16.03.21 (вторник)
Только 16.03.21. родителям удалось дозвонится до лечащего врача нашей
дочери Костюченко М. Е. в 16.00
Врач дала информацию о состоянии нашей дочери - у нее повышена
температура (38.0) , хирург ее осмотрел и сделал перевязку. На вопросы родителей
о физических повреждения на теле нашей дочери врач промолчала.
Психическое состояние по словам Костюченко М.Е. в острой стадии. На контакт с
врачами не идет. И контакты родственников с ней запрещены.
известиякп правдазаявление против врачей
Комментариев (1)
Добавить комментарий
avatar
Дмитрий ОЛегович21 мая 2021, 22:16
К сожалению, журналистам ни в суде ни в больнице ничего не скажут. Есть смысл широкого освещения в прессе и выход к Малахову на передачу. А пробиваться должен адвокат — он знает законы. Идти в управление здравоохранения, к главному психиатру города/области и т.д. Заявление в СК о насильственном удержании.